Экспедиция "FIND YOUR PLACE" (2017)
18 января
Въехали в Норвегию и остановились в Киркенесе. На границе отобрали половину алкоголя и выписали штраф 1600 крон. В том числе отобрали и виски со Шпицбергена, подаренный Максом. Вечером гуляли по Киркенесу, я успел искупаться.

19 января
Snow hotel Kirkenes. Деревянное здание суда и начались плохие дороги. Сильный боковой ветер и низкая видимость.
20 января
Доехали до Тромсё и взяли интервью у Снорре Стинессена (Stinessen Arkitektur). Снорре работает один, привлекая под отдельные проекты команду, но успевает вести проекты в Норвегии и Италии. Говорит что сейчас и у норвежских архитекторов кризис. На севере не сильный, так как север Норвегии не сильно зависит от нефти, а на юге сильнее. Много говорили о природе, типологии домов в Норвегии, связи архитектуры и природы, миссии архитектора. Интересное из интервью: норвежец показывает свой статус не размером дома, а качеством и деталями.
January 20
We arrived at Tromso and interviewed Snorre Stinessena (Stinessen Arkitektur). Snorre works alone, involving a team in individual projects, but manages to work on projects in Norway and Italy. He says that crisis hit Norwegian architects. Not so strong to the north, because the north of Norway is not highly dependent on oil price, but stronger to the south. We talked a lot about the nature, typology of buildings in Norway, communications of architecture and nature, the mission of the architect. Interesting from the interview: Norway shows its status not in the size of the house, but the quality and detail.
21 января
Наш маршрут расписан по «точкам» - это архитектурные объекты в разных частях страны и с разной степенью доступности. Сегодня берем первую точку - кабина в Малангене от Снорре Стинессена и рядом деревянная кабина норвежской пары, найденная случайно.

«Кабина» в Норвегии – это дом на природе, куда отправляются для отдыха на выходные и общения с природой. У кабин нет заборов и часто непонятны границы участка, их ставят посреди леса, в горах или на озере сохраняя природный ландшафт вокруг. Вокруг кабин обычно нет других строений, гаражей, грядок, сараем. В Норвегии четкое разделение между домами для постоянного проживания и кабинами – разное налогообложение, статус земли и возможность использования. Вероятнее всего жить постоянно в кабине запрещено законом, но этого мы еще не выяснили.

Кабина Снорре – две пары деревянных «капсул» со стеклянными торцами смотрящими на море. Понравилась сауна в одной из капсул, с полностью стеклянной стеной. Ниже по склону увидели еще один деревянный дом с современной архитектурой и светящимися окнами. Мы постучались в окошко - гостеприимные хозяева открыли дверь, пустили внутрь и рассказали о том, как нашли это место, заказали кабину в Финляндии и уже два месяца живут в ней. Он любит беговые лыжи и рыбалку, она с любовью оформляет интерьер дома и создаёт уют. Рассказали и о том, что когда в компании «Polar Life Haus», производящей дома в Финляндии увидели место, куда нужно будет установить дом, выделили для его проектирования лучшего архитектора. И это видно по тому, как дом вписался в окружение!

Потом по дороге, уже в ночи, добрались до еще одной кабины Снорре- полностью занесенный снегом дом, снег на метр выше уровня пола. К кабине нет дороги - только пешком. Мы пробирались несколько сот метров по пояс в снегу. На лужайке посреди леса стоят несколько домов – традиционные и современная кабина от Stinessen Arkitektur. Через витражное остекление виден аскетичный интерьер – двухярусные кровати, большой удобный диван напротив огромного витража, камин перед стеклом и свечи. Ничего лишнего. Имитировали ночное освещение мощным фонарём.

Все проекты Снорре - чистое профессиональное оформление вида на природное окружение. Простая ясная форма и большое остекление. Дом создаётся для созерцания природы и гармоничного ощущения человека внутри. Внешний вид дома деликатно вписан в окружение и не нарушает его. Снорре осторожно относится к цвету, поэтому большинство проектов с деревянной отделкой натурального цвета и чёрно-белой гаммой отдельных поверхностей. По словам автора это даёт возможность хозяевам при желании самим в будущим дополнить интерьер цветными деталями, которые легко впишутся в нейтральный фон.

Едем дальше на юг. Дороги в заполярной Норвегии – отдельная история. Сильный боковой ветер с порывами, снег, ледяное покрытие. Часто видимость не превышает десяти метров, а иногда и капот не видно. Сегодня был самый экстремальный участок. Мы приехали к шлагбауму перед перевалом и когда собралось около 15 машин подъехал пикап с мигалками, объяснил всем водителям порядок действий и группой мы двинулись вперёд. Спереди и сзади конвой с мигалками, видно только фары впереди идущей машины, но отставать от нее больше чем на 10 метров нельзя, иначе теряешь любой ориентир. Ветер переставляет машину с полосы на полосу, по краям дороги обрывы. Доехали.

При всей сложности погодных условий дорожные службы работают идеально. В сильный снегопад круглосуточно чистят дороги, а обо всех закрытых участках и дорожных происшествиях можно узнать на онлайн-карте на сайте www.vegvesen.no

Когда спускаешься с перевала и видимость улучшается, видишь по краям дороги дома. Дерево и большие окна прекрасно работают в таком климате.

К ночи доехали до Нордскотта и ночевали у пристани. Завтра плывём на остров знакомиться с комплексом Manshausen.
January 21
We have different points on our route - architectural objects in different parts of the country, and with varying degrees of accessibility. Today we take the first point - cabin in Malangene from Snorre Stinessena and a wooden cabin near it, owned by the Norwegian couple, found by chance.

"Cab" in Norway - a house in nature, where they go to relax on the weekends and communion with nature. There are no fences and cabins often have unclear border area, they put them in the woods, in the mountains or on the lake while preserving the natural landscape around. Around the cabin there is usually no other buildings, garages, garden beds, or a shed. In Norway there is a clear separation between the houses for permanent residence and cabins - different taxation, land status and use. Live permanently in the cockpit is prohibited by law probably, but we have not figured that out yet.

Cab Snorre - two pairs of wooden "capsules" with glass ends staring at the sea. We liked a sauna in one of the capsules with a full glass wall. Below the hill we saw another wooden house with modern architecture and light in windows. We knocked on the window - hospitable hosts opened the door, let us in and talked about how they found this place, they booked a cabin in Finland and they live in here for two months already. They like a cross-country skiing and fishing, they lovingly decorate the interior of the house and create comfort. They told me about that when the company «Polar Life Haus» which produce cabins in Finland saw the place where they want to install the house, they gave them the best architect. And it shows in the way the house fit into the environment!

Then by the way in the morning, we got to another Snorre- cockpit completely covered with snow, snow level was a meter above floor level. No roads to the cabin - only by foot. We made our way a few hundred meters with a snow to the waist. On the lawn in the middle of the forest there are several buildings - traditional and modern cabin from Stinessen Arkitektur. Through the stained glass can be seen austere interior - bunk beds, a large comfortable sofa in front of a huge stained-glass window, a fireplace in front of the glass and candles. Nothing extra. Night lighting is simulated with a powerful torch.

All Snorre's projects - clean professional appearance of the form to the natural environment. Simple clear shape and large windows. House created for contemplation of nature and harmonious human feelings inside. Exterior of the house delicately inscribed in the environment and does not violate it. Snorre cautiously refers to the color, so most of the projects with natural wood finish color and black-and-white colors of individual surfaces. According to the author it makes it possible, if desired, by the owners in the future to complement the interior color details that are easy to fit into a neutral background.

We are on our way further south. Roads in the Norwegian polar - is another story. A strong side wind gusts, snow and ice cover. Often the visibility is less than ten meters, and sometimes we can not see the hood. Today was the most extreme section. We came to the barrier in front of the pass, and when there were about 15 cars drove a pickup with flashing lights, procedure was explained to all drivers and the group moved forward. Escort with flashing lights at front and at the back, lights visible only at the car in front, but keep up with her more than 10 meters away prohibited, or otherwise can lose any landmark. Then we arrived.

Despite the complexity of weather conditions, road services are working perfectly. 24/7 In heavy snow all the roads are clean, and all closed areas and traffic accidents can be found on the online map at www.vegvesen.no site.

When you go down the pass and visibility improves, you can see houses by the side of the road. Wood and large windows work well in this climate.

By nightfall we arrived at Nordskotta and spent the night at the dock. Tomorrow we will sail to the island to get acquainted with Manshausen complex.
22 января
Утром пошёл на пристань узнавать, когда будет лодка на Manshausen. Местный рыбак объяснил, что регулярных лодок туда нет, позвонил кому-то по телефону и сказал, что за нами приплывут через 10 минут. Прыгаем в лодку. Молодой парень Себастьян, встретивший нас, очень удивился. Съемочная команда, приезжающая зимой без предупреждения - непривычная для него ситуация.

Manshausen-комплекс, который построил известный норвежский путешественник Borge Ousland на небольшом острове в удалении от всех городов. Комплекс состоит из общих зданий и главной архитектурной жемчужины- четырёх кабин со стеклянными торцами, смотрящими на море и консольно нависающими над водой. Идеальное место для общения с природой и наблюдения за северным сиянием.

Страница комплекса https://www.facebook.com/Manshausen

Себастьян, молодой плотник встретивший нас, показал весь комплекс и рассказал о жизни на острове. Говорили о образе жизни, «своём месте», архитектуре и море. Себастьяну больше нравится в городе, потому что там горнолыжные склоны, а его отец наоборот живёт в горной кабине. Себастьян рассказал о том, что половина посетителей комплекса Manshausen приезжают за архитектурой и еще половина тех, кто знает про основателя. Архитектура и эмоции, которые она создаёт – залог успеха всего проекта Manshausen.
У Себастьяна есть мечта – попасть в Арктику. Сейчас он работает плотником у Borge Ousland и учится у него, управляет катером, рыбачит, встречает гостей, читает книги о путешествиях и мечтает стать полярным гидом.
January 22
In the morning I went to the dock to find out when there will be a boat on Manshausen. Local fisherman explained that there are no regular boats, called someone on the phone and said that we will sail in 10 minutes. We jump on the boat. Young boy Sebastian, who met us, was very surprised. A film crew arrives in the winter without warning - unusual situation for him.

Manshausen - complex, built by the famous Norwegian explorer Borge Ousland on a small island away from all the cities. The complex consists of general buildings and the main architectural gem - four cabins with glass ends staring at the sea, and cantilever overhanging by the water.

An ideal place for communing with nature and observing the northern lights.

Facebook Profile https://www.facebook.com/Manshausen

Sebastian, a young carpenter who met us and showed the whole complex and talked about life on the island. We talked about the way of life, about «Finding your place", the architecture and the sea. Sebastian said that half of the complex Manshausen visitors come for the architecture and other half of those who know about the founder. Architecture and emotions that it creates - the success of the entire project Manshausen.
Sebastian has a dream - to get to the Arctic. He now works as a carpenter in Borge Ousland and learns from him, runs the boat, fishes, greets guests, has been kayaking and skiing, reading books about travel and dreams of becoming a polar guide.
23 января
От нас улетают Слава и Олег. Мы остаёмся с Максом вдвоём.

Сегодня запланирована поездка на остров Fleinvaer в комплекс fordypningsrommet (www.fordypningsrommet.no). Ищем бесплатную парковку, бежим с рюкзаками на паром и опаздываем на 1 минуту. Расстроились и сели в кафе поработать, проверяю почту и вижу письмо от основателя комплекса Havard Lund о том, что он нас и не ждёт сегодня. А ждёт только через два дня, а через два дня паромов нет. Расстроились и поработали еще пару часов. Видимо Ховард почувствовал беду и предложил альтернативный вариант J В результате гостим у родителей Ховарда, а на следующий день вместе плывём на остров.
24 января
Мы на острове Fleinvaer в комплексе fordypningsrommet (www.fordypningsrommet.no). Через пару часов, проведенных в этой необычной среде в голову, приходит сравнение архитектуры с бриллиантом. Этот комплекс – идеальный тому пример. Многогранный, сложный, непонятный и в тоже время, собранный в один целостный неповторимый образ. Это совместный проект бюро TYIN architects (http://www.tyinarchitects.com/) , Rintala Eggertsson architects (http://www.ri-eg.com/) и основателя комплекса Ховарда (Havard Lund). Ховард самый интересный персонаж в этой истории – известный музыкант, по-хорошему сумасшедший, и очень тонко чувствующий архитектуру человек. На строительство комплекса он потратил 12 лет жизни и всё что имел.

Ховард мечтает о том, чтобы люди приезжали к нему слушать тишину и творить. Девять кабин причудливым образом размещены на склоне. Одна для медитаций, в другой кухня и столовая, кабины для сна, сауна на берегу. Внутреннее пространство на грани аскетичности, как будто попадаешь в эксперимент по избавлению от всего лишнего и насущного. Деталей интерьера немного, но у каждой своя история – ковёр из Африки, вешалка от друзей скульпторов, стол из металла и массивного дерева, статуя коровы из России.

Меня поразила строгость объёмов и качество соединения всех поверхностей. Ни единого штапика, добора или наличника. Каждая линия осознанно появляется и затем растворяется в камнях и воде. Взгляд отдыхает, не задерживаясь на лишних деталях.

Пытаться описать словами ощущения на острове невозможно. Попробуйте просто представить тихий остров за полярным кругом, полная тишина, море вокруг, вы поднимаетесь по ступеням, заходите в наполненное светом пространство и слушаете как Ховард играет на бас кларнете.

Мы настолько впечатлились проектом и увлеклись съемкой, что даже не успели поговорить с Ховардом на острове. Интервью брали уже на обратной дороге на материк. Плыли на скоростном пароме и говорили про архитектуру, природу и музыку.

Ночью едем в Корген.
January 24
We're on fleinvaer island in the complex fordypningsrommet (www.fordypningsrommet.no). In a couple of hours, held in this unusual environment comparison comes in the head of the architecture with a diamond. This set is a perfect example of it. The multifaceted, complicated, strange and at the same time collected in one holistic unique image. This is a collaboration project of the Bureau Tyin Architects (http://www.tyinarchitects.com/), Rintala Eggertsson Architects (http://www.ri-eg.com/) and the founder of the implementation Haward Lund. Haward is the most interesting character in this stor. H is a famous musician, crazy good, and very subtle feeling architecture man. He spent 12 years of life and everything he had on the construction of the complex.

Haward's dream is that people would come to his place to listen to the silence and create. Nine cabins whimsical manner are posted on the slope. One for meditation, in another kitchen and dining room, cabin for sleep, sauna on the beach. Interior space on the verge of austerity, like you get in an experiment to get rid of all the things and pressing. There is not much interior details , but each has its own story - carpet from Africa, hanger from friends sculptors, table made of metal and a massive wood, a statue of a cow from Russia.

The quality and the connection of all surfaces hit me in the severity. Not a single bead, transoms or a jamb. Each line consciously comes and then disappeares into the rocks and water. Eyes are resting, without the extra details.

Trying to describe the feeling on the island in words is impossible. Just try to imagine a quiet island in the arctic circle, total silence, sea around, you go up the stairs, walk in the light filled space and listen how Haward is playing the bass clarinet.
25 января
Просыпаемся в деревне Корген. В планах дойти до Rabot cabin - http://www.archdaily.com/537957/rabot-tourist-cabin-jva - это два часа восхождения летом и три-четыре зимой. Просыпаемся в кемпере под проливным дождём, смотрим прогноз и понимаем, что ближайшие два дня из автодома лучше не выходить. Непрекращающийся дождь и сильный ветер. Собирались в зиму, а попали в мрачную осень. Решаем ехать дальше на юг в Тронхейм.

Но рассказать про кабину всё равно считаю необходимым. В Норвегии множество программ по развитию туризма и большое внимание уделяется именно активным видам спорта, в том числе хайкингу, или говоря русским языком – пешим походам. По всей стране, зимой и летом, ходят туристы и местные жители. Уровень туризма – от дикого до суперкомфортного. Можно путешествовать автостопом и ходить по маршрутам с палаткой, а можно пользоваться комфортными гостиницами, дорогими ресторанами и развитой инфраструктурой. Большинство природных достопримечательностей доступны только пешком. Например, до известного «Языка троллей» идти несколько часов по горам.
26 января
Проснулись в Тронхейме и пошли в офис TYIN architects. В Тронхейме есть модное здание в самом центре на набережной, где сидят крутые архитектурные мастерские. Но TYIN выбрали другое место – промышленная портовая зона и большое бетонное здание. Идём по коридору с потрясающими фотографиями моря и заходим в офис. Молодые ребята сидят за столом и что-то бурно обсуждают за утренним кофе.

- Hello from Russia.

Свалились на голову в понедельник) В офисе большое остекление с видом на промышленный порт, рабочие столы, инсталляция с венецианской биеннале, коробки с инструментом и материалами. TYIN- авторы нескольких работ, известных во всём мире. Самую дорогую мне книгу по архитектуре украшает обложка с фотографией их сарая для лодки. У них не много работ, но каждая из них уникальна.

Берём интервью у Яшара – одного из основателей бюро. И тут вся картина мира меняется! Когда смотришь чужие работы в интернете или книгах, а особенно проекты из Норвегии, то всегда думаешь о том, что с их-то бюджетами, их технологиями и в другой стране проще создать уникальный объект. Оказывается, всё наоборот. Самый известный свой проект «Boathouse» Яшар построил полностью сам на земле тестя. Во многих проектах вся команда работает руками. Известный проект библиотеки в Таиланде – инициатива самих архитекторов. Им нравится работать с ограниченными бюджетами, экспериментировать с материалами, находить нестандартные решения и доводить каждый проект до идеала. На столах лежат эскизы подачи уже давно построенного проекта – дома построены, а подача еще доводится.

Во времена фестиваля «ГОРОДА» мне часто говорили о том, что архитекторы не должны сами строить. Мол, задача архитектора- проектировать, а строить должны рабочие. Я не соглашался и теперь нашёл хороший пример – уникальные объекты TYIN architects, ставшие известными на весь мир, спроектированы и построены именно руками архитекторов, или с их участием.

После окончания института, вся команде TYIN жила несколько лет на лодке, путешествовали, работали и творили. Сейчас у многих уже дети и есть желание остановиться и больше внимания уделять проектам в родном городе Тронхейме. Мировое признание даёт возможность выбирать проекты и площадки, над которыми работать. Сейчас проектируют еще один сарай для лодки. Им интересны сложные задачи и необычные природные места. После интервью едем на один из объектов бюро – пристройка к жилому дому. Яшар общается с заказчиками как со старыми друзьями, оставляют нас наедине с камерами и вместе с хозяевами идёт в гостиную играть с детьми.

Потом едем в личный дом Яшара. Он строит его самостоятельно уже много лет, и планирует через 10 лет закончить. Недавно завершил полировку бетонных поверхностей, которой занимался 3.5 месяца. В небольшом доме проработан каждый миллиметр. С осторожностью и уважением Яшар относится к старым материалам. Основа интерьера – старые деревянные стены, деликатно поддержанные металлом и современными аксессуарами.

А еще в доме есть мастерская! Туда ведёт секретная дверь, открывающаяся спрятанной кнопкой – может от детей, а может быть это и есть самое ценное. В мастерской дедушкин верстак, инструменты для любых видов работ. Ребёнок, воспользовавшись возможностью попасть в мастерскую вместе с нами, тут же берётся за ящик с инструментом.

Яшару пора в аэропорт, а нам дальше в дорогу. Спрашиваем можно ли заехать в офис, но выясняется, что там никого нет. Яшар тут же достаёт свои ключи и отдаёт нам – пользуйтесь всем и чувствуйте себя как дома.

Смотрим салют из окна мастерской, заряжаем батарейки и едем дальше – в «Boathouse». До него еще полторы сотни километров по ночным серпантинам вдоль фьордов.
January 26
We woke up in Trondheim and went to TYIN architects office. There is a fashionable building in the center on the waterfront in Trondheim , where cool architectural studios settle. But TYIN choose another location - the industrial port area and a large concrete building. Moving down the hallway with stunning photos of the sea and we reaching to the office. Young men sitting at the table and discussing something violently with a cup of morning coffee. - Hello from Russia.

We piled on the head on Monday) There is large glazing overlooking the industrial port, desktop, with the Venice Biennale installation, boxes of tools and materials. TYIN- author of several works, known all over the world. The cover with a photo of the shed for the boat covers the most expensive to me a book about architecture. They dont have lot of works, but each of them is unique.

Took the interview with Yashar - one of the founders of the bureau. And then the whole picture of the world has changed! When i looked at other people's work on the Internet or books, and especially projects from Norway, I always thought about the fact that their budgets are huge, their technologies, and in the other country it is easier to create a unique object. It turns out the opposite. The most famous project «Boathouse» Yashar built entirely himself on the ground of his father in-law. In many projects, the whole team is working with there hands. The famous library project in Thailand - an initiative of architects themselves. They like to work with limited budgets, to experiment with materials to find creative solutions and bring each project to the ideal. There are sketches of feeding on the tables of has long been built project - home finished, but the feeding is still being in process.

In times of «GORODA» festivals I have been often said to that architects should not build themselves. Like, architect's - task to design and builders should build. I did not agree and now found a good example - unique objects of TYIN architects, became known throughout the world, designed and built with the hands of architects or with their participation.

After graduation, the whole team TYIN lived for several years on a boat traveled, worked and created. Now, many of them have children and have a desire to stop and pay more attention to projects in the hometown of Trondheim. The international recognition makes it possible to choose projects and platforms to work with. Now they designing another boat shed. They are interested in challenges and unusual natural sites. After the interview, we went to one of the building sites - an extension to dwelling house. Yashar communicates with customers like old friends, left us alone with the camera, and together with the owners comes into the living room to play with children.

Then we went to Yashar's personal house. He builds his own for many years, and expects to finish in 10 years. Recently he completed polishing concrete surfaces, which took him 3.5 months. Every millimeter worked out In a small house. With care and respect Yashar refers to old materials. The basis of the interior - the old wooden walls, delicately supported by metal and modern accessories.

Yashar is late to the airport, and we need to move out. We ask whether it is possible to visit the office, but it turns out that there is no one in the office. Yashar immediately pulls out his keys and gives us - «feel yourself at home».

Watched fireworks from the studio window, charge the batteries and went further to the - «Boathouse» another one hundred and fifty kilometers along the night serpentine fjords before it
27 января
Проснулись рядом с boathouse (проектом TYIN tegnestue architects) и сразу познакомились с хозяином-тестем Яшара. Он учёный, много лет назад нашёл это место и теперь приезжает сюда отдыхать на природе. Впрочем, «отдыхать» - не совсем корректное слово. Весь день он занимается ремонтом лестницы в доме, в рабочей одежде красит деревянные элементы. Просто сидячим на одном месте мы его так и не увидели.

Boathouse пропитан историей и на удивление просто сделан. Профессиональные фотографии с Archdaily рисовали в голове сложные механизмы, электрические приводы, дорогую фурнитуру. На самом деле сарай подключается к электричеству через простой удлинитель, самый сложный элемент в конструкции –болт, все крепления сделаны простейшими соединениями с помощью гвоздей, шурупов и металлических пластин. У каждой детали интерьера и конструкции своя история – детали обшивки от старого сарая, рыбацкие принадлежности, деревянный ящик от виски, старые оконные рамы. Удивительно, как удаётся из простого сарая для лодки создать уникальный архитектурный объект.

Пока не ушло солнце мчимся на еще один объект TYINarchitects – cabin K21. Хозяев там нет, но нам сказали где лежат ключи.

И тут хочется рассказать про детали и постоянство у Норвежцев. В первый раз я обратил на это внимание именно в этой кабине – оранжевый каяк стоит на том же месте, что и на фотографии с Archdaily (http://www.archdaily.com/800301/k21-skardsoya-tyin-tegnestue-architects/583b7185e58ecebc9300012a-k21-skardsoya-tyin-tegnestue-architects-photo ). Все интерьеры, увиденные нами в Норвегии, выглядят так же как на кадрах сделанных много лет назад. Всегда идеальный порядок и всё на своих местах, будь то каяк, мебель или ваза с цветами.

Вечером вернулись к boathouse, хотели выпить кофе с хозяином, но побежали снимать объект на закате :)
28 января
STOKKOYA. Roar Svenning.
По ночной Норвегии мы ехали из Тронхейма на остров Stokkoya. Нам многие советовали сюда попасть, но никто не мог объяснить зачем. Я и сам не могу дописать рассказ об острове уже больше полугода. Слишком много там смыслов и идей, которые не укладываются в простые фразы и привычные слова.

Главный герой этой истории и всего острова – Roar Svenning. Много лет назад у Руара была земля для фермерства на острове и он думал что с ней делать. Вариантов было несколько – продолжать путь фермерство, «продать под коттеджи» или создавать новый формат загородной жизни. И Руар пошёл по самому сложному пути J

Стратегия и основные идеи Руара основаны на глобальных проблемах развития человечества. Руар убеждён, что с ростом населения городов и уменьшением населения сельской местности, скоро попросту некому будет выращивать продукты питания. Руар справедливо говорит о том, что во всём мире постоянно обсуждают проблемы городов, качество городской среды, общественные пространства в городах, уровень жизни в городах. Но никто не говорит о сельской местности. У половины человечества, живущей в сельской местности, как будто нет проблем.

И Руар меняет эту ситуацию реальными действиями, создавая на острове условия, в которых человек сможет жить и работать на природе, но с сохранением всех благ цивилизации.

За полтора десятка лет на острове появились мини-посёлок из домов на склоне, гостиница и ресторан, большой конгресс-центр, мастерские, арендные дома, coworking. На ферме растут местные продукты, в море ловится свежая рыба, в пекарне печется хлеб. Сюда приезжают со всей Норвегии жить, работать, отдыхать, творить. Уже анонсировано строительство нового квартала на береговой линии.

Меня удивили даже не идеи Руара. Я их слышал много раз из уст разных людей. Меня удивило то, что у Руара всё получается! Несмотря ни на что)

А еще на острове живёт удивительный человек - Tove Karoliussen. Но про неё я ничего не буду рассказывать! Просто приезжайте на Stokkoya и зайдите в гости в красный домик на берегу ;)

Осторожно, на фото много домиков)

http://www.stokkoya.no/
http://www.bygda20.no/
http://www.bygdekanten.info/
January 26
Stokkoya and Roar Svenning.
We've travelled the night Norway from Trondheim to the Stokkoya Island. Lots of people recommended us to go there, but no one could explain why we should do that. Me myself cant finish the story for more than half a year. There are lots of meanings and ideas that cannot be put into regular words and familiar phrases.

The main character of the story and of the island is Roar Svenning. Many years ago Roar had some land for farming on the island and he was thinking about what to do with it. There were few options such as to continue farming, to sell it for the cottage building or to create the new concept of the suburban life. Roar chose the most complicated option.

The strategy and the main ideas of Roar are based on the global problems of the world population. Roar is convinced that because of the population's growth in the cities and population's decline in the suburban areas there will soon be very few people people that actually grow the food products. Roar justly says that the whole world is constantly discussing the problems that arise in the cities, the quality of the urban areas, public spaces, standards of living and so on. No one is discussing problems that suburban areas have. It is like that half of the populations that live beyond the city line do not have problems.

Roar is changing the situation by the real actions and making he island suitable for living and working but at the same time saving all the benefits of civilisation.

For the past 15 years a small village on the island appeared. There are few houses on the hill, a hotel and a restaurant, congress centre, workshops, houses for rent , co-working spaces. There are local products growing on the farm, there is fresh fish in the sea and the bread is always done at the local bakery. People from all over Norway are coming to live, work, rest and create. It has already been announced that there will be a new section of the houses along the coast.

I was surprised not even by the ideas of Roar. I've heard them before from other people. I was surprised by the fat that he is doing well in it. No matter what obstacles he has.

There is also an astonishing person on the island. His name is Tove Karoliussen. But I am not going to tell you about her. Just come to Stokkoya and visit the red house on the coast.

Caution, there are lots of the houses on the pictures)

http://www.stokkoya.no/
http://www.bygda20.no/
http://www.bygdekanten.info/
30 января
Про Норвегию я написал так много хорошего, что пора и о нюансах рассказать. И основной нюанс – нефть и деньги. Сейчас (по данным на 2016 год) Норвегия занимает 13 место в мире по добыче нефти и 3 место в мире по уровню ВВП на душу населения. И в Норвегии всё супердорого. Дороги, бензин, еда, жильё – всё дорого. А основа всех основ – алкоголь, просто в пять раз дороже и его еще не купить негде.

В Норвегии уникальная природа, и надо отдать должное Норвежцам – они ее берегут. Но если ты выходишь из леса, то всё равно вынужден оказаться в обществе со своими законами, правилами и ценами. Я жадный, и если вы меня спросите куда лучше отправиться бродить среди красивой дикой природы, то я не посоветую Норвегию. Во многих странах ваш честно заработанный рубль нужен больше. В Норвегии с вами все будут вежливы и толерантны, но по сути вы, простой русский человек со средним заработком, там никому не нужны. В Норвегии вам не продадут сим-карту, и вы останетесь без интернета. На улице найти открытую сеть не просто, в кафе и гостиницах не всегда бесплатный wi-fi. Мы обычно искали отели Scandic и выходили в интернет по вечерам. Жить в гостиницах дорого. Жить в кемпингах доступнее, но лучше потренируйтесь мыться за пять минут заранее – именно столько даёт времени автомат за 50-150 рублей. Бензин стоит 115 руб/литр (в России сейчас 40 руб/литр).

В целом путешествовать по Норвегии можно, но либо готовьте бабки, либо учитесь экономить.

Это взгляд со стороны путешественника, а как выглядит ситуация изнутри я не знаю, но наверняка тоже есть перекосы. С одним из этих перекосов я столкнулся в Тронхейме.

Всё жильё тоже дорогое, и поэтому возникают разные проекты «доступного жилья». Один из таких проектов придумали архитекторы во время учёбы, потом заручились поддержкой банков и города. Суть затеи в том, что люди не покупают дом, а строят его сами. Так как денег у людей нет, они строят дом на земле государства и на деньги банков, а после окончания строительства платят за аренду своего же дома. Всего в первом эксперименте 5 домов. Площадь кажется по 60-80 м2. Общий бюджет на 5 блокированных домов, без учёта стоимости работ, около 25 миллионов рублей. Да, не опечатка - 3 млн. крон – примерно 25 млн. руб. Если я правильно понял, это только стоимость материалов и специфических работ, которые по законам Норвегии, могут делать только специалисты. Например, электрика. Мы поговорили со всеми участниками- архитекторами, людьми, которые строят для себя, прохожими. И все говорят о том, что делают дома «extremely cheap». После долгих рассказов про миссию, супердешевизну и важность эксперимента, я спрашивал у каждого, сколько же стоит древесина, которую они используют. И оказалось, что никто даже примерно не знает цену основного материала.

Странная история, но хорошо когда у государства есть 25 миллионов :)
3 февраля
Romsdal Folk Museum. Reiulf Ramstad Architects.

Начать можно с того, что за строительством музея в Ромсдале по проекту бюро «Reiulf Ramstad Architects» я следил давно, и увидев первые фотографии готового здания, сразу понял, что должен туда попасть. Мы списались с бюро, получили контакты директора и 3 февраля были в Ромсдале.

Несколько интересных вещей, которые удалось узнать:

  1. Музей в первую очередь работает для детей. Не туристов, а именно детей. Здесь проводятся школьные и внешкольные занятия, работает большая библиотека, проводятся современные выставки, постоянно действует экспозиция «истории края» с экспонатами и интерактивной подачей материала. Дети приезжают сюда из местной и соседних школ.
  2. Директор музея Jarle Sanden настоящий фанат своего дела. Говорит, что это миссия всей его жизни. Как талисман носит с собой образец панели, из которой построено здание. Рассказывает, как пришёл к министру образования с этим образцом, постучал им по столу и получил бюджет на строительство музея.
  3. Кроме нового здания, в музее большая выставка деревянного зодчества, привезенная сюда из разных уголков Норвегии. Jarle много рассказывал про технологии и материалы. Я больше всего запомнил про зеленые крыши – обновлять надо каждые 15-20 лет, лучшая береста для зеленой кровли раньше привозилась в Норвегию из России.
  4. Новое здание музея построено из огромных деревянных панелей. Если я правильно понимаю – CLT (Cross Laminated Timber). В интерьере панели сразу выполняют функцию чистовой отделки. Меня поразила четкость геометрии - гигантские плоскости сложных форм сходятся без малейших зазоров. Во всём здании нет ни одного штапика или нащельника. На стыках полов и стен – аккуратные подрезки. Строительство музея вела местная компания и для нее было делом чести сделать качественный проект.
February 3
Romsdal Folk Museum. Reiulf Ramstad Architects.

I've followed the process of building of the museum in Romsdal for a long time and after seeing the photos of a building decided that I need to see it live. I've contacted the bureau and we received the contact information of the director and travelled to Romsdale on the 3rd of February.

Few interesting things I've found out:

  1. The museum primarily works for children. Not for the tourists, but for children. The school and out-of-school activities are conducted there, there is a big library, the exhibitions are held there as well as exposition called "History of the area" with showpieces and with an interactive presentation of the material. Children from local and nearby school come here.
  2. The director of the museum Jarle Sanden is a fan of his business. They say it is a mission of his entire life. He always carries around the example of the panel that the building is built of. He told that he came with the example of the panel to a ministry of education and received the financing for the building of the museum.
  3. There is also a big exhibition of the wooden structures apart from a museum. The most noticeable for me were green roofs - they need to be renewed every 15-20 years, the best birchbark for the green roof was previously imported from Russia.
  4. The new building is made of huge wooden panels. If I'm correct they are called CLT (Cross Laminated Timber). They serve as in interior finishing inside. I was amazed by the precision of the geometry - the giant planes of the complicated forms get together without any gaps. There is absolutely no beads or extra details. There are very neat cuts at the places of floor and wall joints. The museum was built by a local company and it was a matter of honour to build a quality project.
4 февраля
Split view mountain lodge. Reiulf Ramstad Architects.

Я вышел из темноты в 12 часов ночи во время сильного снегопада и подошёл к мужчине, тренировавшего перед сном своего сына прыгать с маленького трамплина на сноуборде.

- Здравствуйте, это ваш дом?
- Да.
- Ура. Значит мы к вам!

В этот раз мы видимо всё-таки переборщили с наглостью и нас впервые за всю экспедицию не пригласили внутрь. А может быть уже сказывалась близость Осло. Тем не менее удалось сфотографировать объект ночью и на следующий день. Дом стоит в 15 метрах от горнолыжного склона. Днём и ночью видно всё, что происходит внутри, однако это никого не смущает. В радиусе километра еще несколько десятков частных домов, и ни у одного из них нет даже намека на заборы. Мне особенно понравилось фотографировать лыжников, вылетающих с трамплина на заднем плане дома.
February 4
Split view mountain lodge. Reiulf Ramstad Architects.

I've stepped out the night at 12 while there was a heavy snowfall and came to man that was training his son to jump the small trampoline on his snowboard.

  • Hello, is this your house?
  • Yes, it is.
  • Hooray! Then we are going inside!
This time we've probably overdone with the impudence and this was the first time that we were not invited to come in. May be this was also because we've close to Oslo. Nevertheless we got a chance to take some photos that night and the next day. The house is located 15 metres away from a ski slope. You can see what is happening inside day and night and no one is perturbed by that. There is a dozen of private houses around and none of them has an idea of having a fence around. I particularly like taking photos of skiers jumping the trampoline on the background of a house.
5 февраля
V-lodge. Reiulf Ramstad Architects.

Этот объект лучше смотреть на фотографиях в интернете. Он так плотно вписался в окружающий рельеф, что найти хорошую точку среди холмов и кустов для его съемки очень трудно.

У нас же самые интересные впечатления остались от его поиска, а не от увиденного. Дело в том, что точного адреса у нас не было, и знали мы только город, рядом с которым находится дом. Учитывая любовь норвежцев к кабинам, спрятанным в горах, искать его было почти бессмысленно. И позже выяснилось, что стеклянный фасад красующийся на всех фотографиях в интернете никак не мог быть опознан местными жителями, так как представляет из себя срез задней части дома, упирающийся в крутой склон сзади участка. Однако мы решили рискнуть, приехали к большому магазину в городе и стали спрашивать у всех прохожих не знают ли они расположение дома на картинке. Через пару часов один пожилой мужчина, судя по заднему фону на фотографии, сделал предположение лишь о районе, в котором мог быть дом, а так как время было уже позднее и шансы найти дом приближались к нулю, мы решили рискнуть.

Потом уже забравшись куда-то высоко в горы по серпантину, встретили тракториста и спросили у него. Трактористом оказался молодой паренёк, сказал что поможет через 20 минут и укатил на тракторе вниз. Вернулся он уже в полной внедорожной экипировке, на ATV и повёл нас дальше в горы. Потом еще с полчаса мы кружили по местным дорожкам и дом всё-таки нашли. У паренька даже взяли интервью – он рассказывал, что два года работал у отца трактористом (по началу даже без прав), чтобы заработать на квадроцикл, и теперь всё свободное время проводит, катаясь на нём.

Дом мы смогли посмотреть только снаружи и сфотографировать интерьеры через остекление. Как и в других домах – аскетизм и порядок.
February 5
V- lodge. Reiulf Ramstad Architects.

It is better to see this object on the photos in the Internet. It is so greatly blended in the locality making impossible to find a good spot is very difficult.

We've had the most interesting expression not from seeing it, but from searching for it. The thing is that we didn't have an address, we only knew the city the house is located close by. Taking into account the love of Norwegians of cabins hidden in the mountains, searching for it didn't make sense. We've later found out that the glass facade that was shown on all the photos in the internet was never seen by the locals because it was the side facing the steep hill. We've risked and came to a store in the city and started asking people whether they know the location of the house. Few hours later one old man made an assumption about the district where the house could be. Our chances to get into were little and we decided to risk.

Later, being high in the mountain, we've met the tractor driver and asked him. He was a young guy who responded he would be back in 20 minutes and returned riding and ATV. After half and hour of riding around we finally got there. We've interviewed the guy and he said he was a tractor driver for two years (even without a license) to earn for an ATV and now he is seending all his time riding around.

We had a chance to look at the house from the outside and take photos through the glas. Just like in other homes - the interior is full of austerity and strictness.
6 февраля
Micro cluster cabins. Reiulf Ramstad Architects.
https://www.archdaily.com/558126/micro-cluster-cabins-reiulf-ramstad-arkitekter

Дом находится в простом «дачном» посёлке. Вокруг стоят другие дома. Гостиная просматривается насквозь. Композиционная идея в том, что днём солнце нагревает чёрную каменную стену сзади дома и вечером накопленное тепло создаёт свой микроклимат во внутреннем дворе между домами. В правое здание можно войти из центральной гостиной, в левое только через улицу.

Если прогуляться до моря, то можно найти несколько интересных кабин в камнях совсем близко к воде. Жаль только, что их хозяева не обратились перед строительством к архитекторам.
February 6
Micro cluster cabins. Reiulf Ramstad Architects.

The house os located in a country house village. There are other houses around. No fences. The living room can be seen through. The idea is simple, the sun heats the black wall on the back of the house thus creating a microclimate in the inner yard between the houses. You can enter the right house through the middle living room and entering the left house is possible only from the outside. Is you walk closer to the sea, few of the interesting cabins can also be found close to the water. It's a pity that the owners didn't ask architects for a help before building them.
7 февраля
Reiulf Ramstad

Реульф был одним из немногих архитекторов, откликнувшихся перед экспедицией на наше письмо о возможности съемок и помощи в организации. Нам не удалось попасть внутрь многих его объектов, но получилось увидеть их снаружи. Простота форм, деликатность и качество его архитектуры поразили меня в реальности не меньше чем на фотографиях.

Кристин Рамстад помогла нам с организацией многих встреч и показала бюро в Осло. Они живут и работают в собственном особняке недалеко от центра. Первый и второй этаж – мастерская, на третьем этаже живёт сам Реульф. Всего в бюро трудится 23 человека – 18 архитекторов и 5 инженеров. В мастерской стеклянные перекрытия на старых деревянных балках, стеллажи с книгами и много макетов. Макеты повсюду.

Вечером пришёл Реульф. Он вернулся с защиты конкурсного проекта – большого жилого комплекса для студентов. Весёлый и общительный, сразу запомнил наши имена, поблагодарил за энтузиазм, удивился тому, что мы уже почти месяц в пути и спим в машине. Рассказывал, как борется со стандартами и строительными нормами. Архитектуру видит для себя как «сочетание эксперимента, бюджета и удовольствия от работы» И по нему видно, что действительно получает «enjoy» от работы. На вопрос «часто ли остаётесь друзьями с заказчиками?» ответил «Не всегда». Сравнил архитектора с доктором, ставящим анализ и назначающим лечение, которое не всегда приятно пациенту.

Мы болтали с Реульфом про архитектуру, дерево, технологии, кабины, общественную деятельность, а потом он рассказал про какого-то норвежского парня, путешествующего на яхте и постоянно попадающего в разные передряги.

- Вы мне напоминаете того парня. Эх, если б не работа, то поехал бы сейчас с вами дальше в Европу.

Мы посмеялись и разошлись. Реульф остался в своём особняке руководить бюро, а мы покатили дальше.

На этом закончилась официальная съемочная часть экспедиции.

Максу пора было улетать в Россию. Слава успел еще несколько раз улететь и вернуться в путешествие, Я же намотал еще много тысяч километров по центральной Европе за следующий месяц, но это, как говорится, «уже совсем другая история».

The end.
February 7
Reiulf Ramstad

Reiulf was one of the few architects that responded to our email prior to our expedition. The email was about helping with the organising everything and possibility of the photoshoots. We didn't have a chance to get into many of the objects but could see them from the outside. Simplicity of forms, delicacy and the quality of the architecture impressed me not less than what I've seen on photos.

Christine Ramstad helped us with the organisation of many of our appointments and showed the bureau in Oslo. They live and work in the own mansion not far from the city center. The first and the last floor are workshops and the living are is on the second floor. There are glass floors in the workshop, bookshelves and lots of maquettes. We've spoke with Reiulf on the phone about the architecture, wood, technologies, social activities and he later told me about some Norwegian guy that travels on the yacht and constantly gets into trouble.

- You remind me of that guy. Eh, if I didn't have work, I would travel with you to Europe.

We've laughed and parted ways. He stayed in his mansion to manage the bureau and we've travelled further.

Max had to go back to Russia. Slava managed to fly to Moscow and return few time during an expedition. And i've travelled many thousands kilometres around the central Europe next month, but this is another story.

The end.